Водянка мозга превратила итальянца в карикатуру на француза

Водянка мозга превратила итальянца в карикатуру на француза

Итальянские и британские ученые описали случай итальянца, который после повреждения головного мозга стал говорить и вести себя как карикатурный француз. Их наблюдения опубликованы в журнале .

У 50-летнего мужчины, обозначенного как JC, развились осложнения аномалии развития основной (базилярной) артерии: водянка мозга, которую устранили наложением шунта, и сосудистая энцефалопатия ствола мозга (нарушение функций из-за недостатка кровоснабжения). Двигательных и сенсорных нарушений не было, психических расстройств у него и кровных родственников не наблюдалось. Родным языком пациента был итальянский, по работе он использовал английский.

При поражении мозга JC внезапно заговорил по-французски, хотя знал этот язык очень поверхностно: кратковременно изучал его в школе и использовал во время короткого романа с француженкой на третьем десятке лет жизни, после чего не практиковался. Французский язык пациента полон ошибок и демонстрирует скудный словарный запас, однако он говорит на нем бегло, подражая интонациям из фильмов и изображая карикатурного француза. При этом он не использует звукоподражания, макаронизмы и не вставляет в речь итальянские слова.

Мужчина сохранил способность говорить на грамотном и богатом итальянском языке, однако не использует его, утверждая, что говорит и думает только по-французски. Непонимание собеседников его не раздражает. Он стал смотреть французские фильмы, покупать французскую пищу и читать франкоязычные журналы и, реже, книги (чего раньше никогда не делал). Однако пишет JC только по-итальянски.

При выполнении итальянских речевых тестов он сначала пытается отвечать по-французски, часто используя обобщающие термины (например, «зверь» вместо «собака»); при повторении вопроса дает правильный ответ на итальянском.

Помимо смены языка у JC наблюдаются проявления компульсивного поведения — он покупает чрезмерные количества вещей и пищи. Также он испытывает необоснованную эйфорию и социальную расторможенность: например, по утрам кричит в окно «», предлагает соседям уроки французского или выступает за организацию певческих гастролей подруги своей дочери-подростка.

Все эти симптомы характерны для вторичной (появившейся в результате основного заболевания) мании, лекарственная терапия оказалась неэффективной. В течение четырех лет наблюдения признаков выздоровления не наблюдалось. «Предыдущее, хотя и поверхностное знание иностранного языка, впоследствии надолго забытое, может включиться при повреждении мозга и стать формой компульсивного поведения», — заключили специалисты.